История началась Летом 1957 году в Москве состоялся Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Именно это событие считается датой рождения танцевального спорта в России, поскольку рамках того события прошел первый танцевальный турнир.

Для участия в показательных выступлениях была приглашена лучшая на то время пара в европейской программе, чемпионы Европы Гарри и Дорин Смит-Хэмпшир.
Можно только представить с какой непередаваемой реакцией зрителей они столкнулись.

Наверное это можно сравнить с реакцией зрителей на Дони бернса и гейнор фейвезор в 1995 году эти ощущения нельзя передать их можно только пережить.

Для педагогов и танцоров Гарри и Дорин Смит-Хэмпшир прочитали лекции по которые были записаны и сняты на кинокамеры.

Все эти события в совокупности являются условной точкой отсчета начала истории бальных танцев в России.

Кто же был первым?

Первый коллектив на территории современной России открылся в 1962 году в Московском Городском Доме Учителя открыла свои двери «Студия современного бального танца», под руководством Александра Тимофеевича Дегтяренко.

Александр Тимофеевич Дегтяренко. В сороковые годы прошлого столетия он окончил хореографическое училище и работал по специальности.
Так же окончил курсы, готовившие преподавателей бальных и западных танцев.
Но в 1941 в его жизнь, как и в судьбы миллионов соотечественников, вмешалась Великая Отечественная война. Александр Тимофеевич прошел всю войну, и на полях сражений получил осколочное ранение легких, которое впоследствии помешало ему выйти на танцевальную площадку.
После войны основным местом его работы стал Московский институт культуры где он работал старшим преподавателем по бальному танцу.

Первыми учениками коллектива стали профессоры, доценты и преподаватели некоторых вузов столицы. Которые, приходили в зал не за техникой или спортивными победами, а за удовольствием и хорошим настроением.

В то время как в России бальный танец только начинал свои первые шаги, в прибалтийских республиках СССР уже проводились крупномасштабные соревнования и бальная культура была вхожа в народные массы. Прибалтийские коллеги Александра Тимофеевича приглашали его на конкурсы. На прибалтийских соревнованиях он нашел новых друзей и теперь выступал в качестве арбитра.

Несмотря на все запреты, в Московском Городском Доме Учителя был проведен первый набор молодежи, речь шла уже не просто о бальных, а о конкурсных бальных танцах, центральным звеном которых была международная программа и видимо тогда появилось название «Студия 62»

В первыми учениками (кстати, прошедшими строгий конкурсный отбор) стали:
Бруно Белоусов, Виктор Попов, Альфред и Нина Бартэль, Сергей Кошелев и Ангелина Монакова (Дектяренко), Леонид Магазинер и Валентина Бородачева, Владимир Юдин и Людмила Самохвалова, позднее — Владимир и Людмила Самородские, Татьяна и Валерий Раздрогины, Лариса и Владимир Кузнецовы.

Это был период в полном смысле любительского танцевания, поскольку танцами занимались в свободное от работы и учебы время. В 1970-е годы этот период заканчивается. С ростом объема информации, усложнением программ танцорам требуется все больше времени проводить на паркете, и даже в мыслях не отвлекаться от любимого дела. Вот почему практически все ведущие танцоры начинают вести педагогическую работу в танцевальных студиях.
К тому моменту от команды «отпочковались» уже многие пары и образовали свои студии. Причем делалось это по просьбе самого руководителя. Александр Дегтяренко хотел видеть большее количество коллективов в Москве.
Вторым организовал судию Бруно Белоусов в ДК «Химик», там занимались ныне именитые Станислав и Людмила Поповы, Александр и Елена Чекоткины, Евгения Калиничева, Алексей и Татьяна Азаровы, позже Николай Пузан и Лидия Исаева.

Еще чуть позже появились «Виктория 77» Валерия и Татьяны Раздрогиных, «Радуга» Альфреда и Нины Бартэль, «Эврика» Лариса и Владимир Кузнецовы

Часть 2

1970-е годы стали для бальных танцев временем, которое можно определить как борьба за выживание. Идеологические органы объявили им откровенную войну. Особенно напряженная ситуация сложилась в Москве.
В то время бальные танцы относились к сфере культуры и курировались двумя министерствами культуры. Министерство СССР поддерживало развитие бального танца, а министерство РСФСР, считая, что бальных танцах много проявления буржуазности и западного образа жизни, выступало против. Девизом министерства РСФСР стало выражение зам министра Василия Михайловича Стриганова- «Советский человек должен танцевать по-советски!»
«Если они хотят, чтобы мы танцевали их танцы, пусть они танцуют наши танцы», – позиция отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС.
Наряду с танцами, традиционно входившими в международную конкурсную программу, в СССР появилась еще и чисто советская программа, обязательная для исполнения. Она включала танцы народов СССР, точнее – стилизацию под бальные народных фольклорных танцев. Среди них: «Сударушка», «Русский лирический», «Риллио» (литовский), «Вару-вару» (латышский) и другие, всего около 150 танцев. Просуществовала эта программа до конца 80-х годов
Созданная в нагрузку к конкурсным бальным танцам из идеологических соображений, эта программа по-разному оценивается самими танцорами, ее исполнявшими. Разброс мнений большой, начиная от определения этих танцев как мертворожденных, ничего не дающих ни уму, ни сердцу, до признания их роли в расширении кругозора танцоров и приобретении необходимых знаний в хореографии, которые пригодились уже в более позднее время.
Александра Дегтяренко, называли «проводником буржуазной идеологии». Он оказался в непростой ситуации. А. Дегтяренко вел работу в своей студии и ездил по линии министерства СССР судить международные конкурсы, но основным местом его работы был Московский институт культуры, находившийся в ведении министерства культуры РСФСР. Т.е свой среди чужих, чужой среди своих.
Как учились???
В то время практически все педагоги по бальному танцу и ведущие танцоры вышли из недр Дома учителя. Они работали в сложных условиях, с большим трудом получая необходимые материалы. В основном это была переводная литература. Для многих из них настольными книгами стали книги Уолтера Лейэрда и Алекса Мура, занимались самиздатом, впитывали любую информацию.
Кинозаписи выступлений лучших пар мира были практически недоступны. Проведение семинаров с известными педагогами, не говоря уже об индивидуальных урока , оставалось недосягаемой мечтой. В этих условиях семинары для учителей бального танца с приглашением педагогов из ГДР, ЧССР и ФРГ, которые организовывал А. Дегтяренко были полетом на луну.
Пока в России учились танцевать…
Подлинным центром развития бальных танцев стала Прибалтика из-за благоприятной удаленности от политического центра страны. Самым значимым турниром становится международный турнир «Янтарная пара» (1968), проводимый в Каунасе (Литва) великолепной парой Чесловасом и Юрате Норвайша.
Организаторам удавалось приглашать ведущих танцоров не только социалистических, но и капиталистических стран. Именно на этом конкурсе можно было увидеть своими глазами выступление чемпиона мира, оценить технические и хореографические новинки, прочувствовать веяния современной танцевальной моды. На «Янтарную пару» стремились попасть все.
Наиболее яркими танцевальными парами того периода были прибалты — Юрате и Чесловас Норвайша (Литва), Даля и Витас Камайтис (Литва), Пия и Ааре Орб (Эстония), Пятрас Янулявичус и Лайна Бальцевичуте (Литва).

Часть 3

Среди российских городов центром танцевания стал Ленинград — там лидировали Владимир Павлов и Элла Левицкая, Анатолий и Лариса Хамрителевы, Виктор и Татьяна Золотоверхие, Виктор и Надежда Давидовские, Юрий и Ольга Симоновы.
В Москве всеобщее внимание привлекали Бруно и Марина Белоусовы, Александр и Елена Чекоткины, Сергей Кошелев и Ангелина Монакова.
На начальном этапе бальными танцами занимались главным образом представители интеллигенции: студенты и инженеры. Возраст начинающих танцоров был разным: первый раз на паркет можно было выйти и в двадцать –двадцать пять лет.
Это было время, еще не существовало как на Западе деления танцоров на любителей и профессионалов. Да и самих организаций, объединяющих танцоров, тоже не было. Тем не менее, общественный интерес к бальным танцам был настолько высок, что на телевидении появились посвященные им передачи: «Танцуйте с нами» (ведущий Леонид Школьников) и «Танцевальный зал». Время, жизнь и красота брали свое: по всей стране шел рост числа клубов бальных танцев.
Они появлялись теперь уже не только в Прибалтике, которая продолжала демонстрировать высокий уровень танцевания (здесь работали такие известные тренеры как Антс и Мале Таэль, Хельга и Лео Мыттус, Таллинн; Томас Пятрейкис, Каунас; Илгвар Калниньш, Айвар Веверис, Игорь Билянский, Рига; Пеен Ридали, Тарту ),
но и Ленинграде, Горьком (Гунтис Озолиньш и Рудите Озолиня),
Новосибирске (Геннадий Мальков, Александра Шестакова) и других городов.
Минске, Ростове, Таганроге (Макс Кац),
Киеве (Валерий Корзинин, Борис Калиниченко),
В 1972 года состоялось исключительное по своей важности событие — I Всесоюзный конкурс бальных танцев с включением танцев международной программы. Он проходил в Москве в Ледовом Дворце спорта ЦСКА (заключительный этап, который собрал 180 участников). Его учредителями выступили министерство культуры СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.
Программа конкурса состояла из нескольких частей: международной (10 танцев, но вместо джайва включалась полька), исторической (4 танца) и советской (36 танцев). Блестяще выступили Чесловас и Юрате Норвайши.
Все финалисты, Чесловас и Юрате Норвайша, Витас и Даля Камайтис, Виктор и Надежда Давидовские, Юрий и Ольга Симоновы, Юрий Кострюков и Мария Игнатова, Александр Захаров и Татьяна Барабанова, получили звание лауреатов, но Норвайши выделялись как бесспорные лидеры. Норвайши были образцом, которому стремились подражать. Эта пара всегда отличалась высокой культурой исполнения и вкусом, сложной техникой. Кстати, в то время звание лауреата Всесоюзного конкурса было для советского танцора, занимающего бальными танцами, высшим титулом, к которому он мог стремиться (доступ на зарубежные турниры был закрыт). Проведение I Всесоюзного конкурса означало признание бальных танцев на союзном уровне.
В 1975 году в Киеве прошел II Всесоюзный конкурс. Он привлек огромное число танцоров и проходил в несколько этапов с отборочными турами.
Победителями этого конкурса стали Станислав и Людмила Поповы. Они продемонстрировали безоговорочное преимущество и в международном, и в советском разделах. Одними из первых Поповы стали уделять самое пристальное внимание не только хореографической, но и психологической подготовке, а также костюмам. С этого момента можно говорить о начале эпохи Станислава и Людмилы Поповых. Более десяти лет они держали пальму первенства на всех крупнейших конкурсах.
Тот же 1975 год отмечен еще одним знаменательным событием в танцевальной жизни — началом проведения официальных чемпионатов социалистических стран. Наконец-то советские танцоры получили возможность не от случая к случаю, а систематически встречаться на паркете с зарубежными парами.
Учитывая существовавший в то время дефицит информации, это было чрезвычайно важно. Первый чемпионат прошел в Карлмарксштадте (ГДР), правда, пока еще без участия советских танцоров. Но следующий чемпионат, в 1976 году, ознаменовался не только первым выступлением на нем советских пар, но и их замечательными результатами. В St третье место заняли Видас и Даля Камайтис, а в La третьими стали Станислав и Людмила Поповы. Пятыми в обеих программах были Виктор и Надежда Давидовские (в каждой программе от страны могли выступать по две пары).
В 1979 году в Москве произошло событие, значение которого трудно переоценить – впервые Советский Союз принимала чемпионат социалистических стран. От страны-организатора в жюри IV чемпионата вошел Александр Дегтяренко.
Впервые в программу были включены танцы «Полька» и «Риллио». Советские танцоры показали прекрасные результаты. Победителями в европейской программе стали Видас и Даля Камайтис, а в латиноамериканской – Станислав и Людмила Поповы, также выигравшие еще и программу 10 танцев. Конкурс проходил в переполненном УСЗ «Дружба», только что построенном к Олимпийским играм 1980 года Турнир продемонстрировал, что, несмотря на условия изоляции, бальные танцы в нашей стране поднялись на высокий уровень развития.

Часть 4

1970-е годы отмечены очень важным фактом в истории бальных танцев: в нашей стране сформировалась система управления бальными танцами, включающая в себя три элемента.
Организуется секция педагогов бального танца, председателем которой был Станислав Попов. В работе секции принимали участие Ангелина Дегтяренко, Валерий Раздрогин, Владимир Кузнецов, Евгения Калиничева, Петр Чеботарев. Методистом по бальному танцу работал Валерий Гулай.
Эта секция в рамках совета, была основной общественной организацией по бальному танцу. Она занималась календарем турниров, анализом проведенных конкурсов, регистрацией исполнителей и судей, решала многие творческие вопросы.
Немного позднее в системе образования возник аналогичный совет, в котором методистом по бальным танцам работал Алексей Кочетков. В системе государственных органов бальными танцами в управлении культуры Москвы занимался Виктор Донской. В целом развитие бальных танцев «всерьез» курировалось отделами пропаганды и культуры партийных органов разного уровня вплоть до ЦК КПСС.
Наряду с конкурсами исполнителей бальных танцев в 1970-е годы Министерством культуры РСФСР проводились смотры-конкурсы танцевальных площадок. На них определялись лауреаты и дипломанты по нескольким позициям: оркестры, сопровождающие танцевальные вечера; распорядители танцевальных вечеров; танцевальные площадки
(кстати, существовали нормативы: на каждую пару должно было приходиться не менее 3 кв. м танцевальной площадки, а цена месячного абонемента на обучение составляла от 3 до 5 руб.).
Развиваясь в сфере культуры, бальные танцы в конце 1970-х годов делали первые шаги в направлении той сферы, в которую полностью перейдут в 1990-е годы, — сферы спорта. В Государственный комитет по физической культуре и спорту была предоставлена «Справка о спортивных танцах на паркете», подписанная Чесловасом и Юрате Норвайша, Бруно Белоусовым, Станиславом Поповым, Александром Чекоткиным и Леонидом Магазинером.
Как результат — впервые в Единой спортивной классификации на 1977-80 годы появилась строка – «спортивные танцы».
Заканчивая разговор о 1970-х годах нельзя не вспомнить о прессинге со стороны вышестоящих органов, следивших не только за проведением конкурсов бальных танцев и работой танцевальных клубов, но даже и за костюмами танцоров. Границы дозволенного были узкими и во многом не отвечали традициям бальных танцев. Стиль приходилось выдерживать, без преувеличения, в борьбе — притом, что специализированных магазинов не было, и танцоры изобретали все необходимое сами: красили куриные перья под «страуса», гранили «фирменные» блестки, вместо телесной ткани использовали чулки и для получения загара брали не специальные средства, а марганцовку и чай. «Фирменная» обувь приобреталась в комиссионных магазинах.
Энтузиазм, искренняя преданность и бескорыстное служение своему делу формировало особую атмосферу в самой танцевальной среде. И в частности, на конкурсах. Скажем, ни с чем не сравнимая возможность в неформальном общении на банкете после турнира завязывать дружеские отношения. Недавние соперники, победители и побежденные вместе участвовали в действиях, очень часто напоминающих капустник.

Часть 5

60 годы Начинали единицы. Лучших знали все — в лицо и по именам. И как все западное попавшее в страну советов, данное явление попало под запрет, как джаз в СССР, но затем, сумев найти точки соприкосновения с Минкультом в виде создания «советской программы» для исполнения, сумели распространиться по ДК во всей стране.
Да не хватало информации — видели «что», но не знали «как». Подражали талантливо.
Со временем полегчало. Дефицит информации восполнился, в начале из Прибалтики, а потом уже с началом поездок советских пар на международные соревнования и визитами к нам иностранных педагогов. На конкурсах начала прослеживаться резкая разница качеству танцоров.
К знаниям стремились все. За рубеж выпускали не многих. Остальные довольствовались пересказами. За уроками танцоры съезжались в столицу. Здесь же проходили основные конкурсы. О том, чтобы танцы назвать спортом додумались толь к концу 70 годов.
Середина 70-х Конкурсов, на которых можно было выступить, становилось больше. Не два в год, а уже один в два месяца. В начале танцевали только взрослые в 80е появляются Юниоры и дети, бальные танцы становятся массовыми и доступными.
Наступили 80е… СВОБОДА!!!
1980 г. в рамках ХХ летних Олимпийских игр были проведены три показательных турнира по спортивным танцам. Два – в Олимпийской деревне.
После чего из программ бальных конкурсов пропадает советская программа. Не было никаких официальных постановлений, произошло это как-то незаметно, тихо. Просто перестали навязывать отечественную программу.
Ходили слухи, что в ЦК прошло закрытое совещание (кажется, сразу после смерти Брежнева), на котором разрешили проводить любые турниры, танцевать все, что угодно, лишь бы занять досуг молодежи чем-то полезным… руководству становилось не до этого… в стране начинались большие проблемы.
Но если подумать, наверняка лучшие образцы советской программы, и сегодня могли бы найти поклонников… ну в виде социальных танцев… собирались бы на ОПЕН и в место хастел, сальсы и бачаты… плясали польку, Вару вару, русский лирический, Любимую Хору, дагестаночку… это было бы куда эстетичней нежели…
И вот мне стало интересно, что же могло связать бальные танцы и приверженцев Марксистско-ленинских идеалов в лице Министерства культуры и почему советская программа насчитывала более 150 танцев…
А все очень просто… ДЕНЬГИ. Да да деньги…
Откуда же брались эти соответствующие социдеалам танцы, и как их учили?

На создание «правильной» танцевальной культуры в противовес «безнравственному» заграничному репертуару работала целая система, сформированная на основе государственного заказа.
Приказ министра культуры СССР № 171 от 6 апреля 1970 года предписывал министерствам культуры союзных республик «принять меры к более активному внедрению советской танцевальной культуры в быт молодежи…. усилить контроль за программами и репертуаром музыкального сопровождения танцевальных балов, вечеров и т.п.;
… шире привлекать к созданию современных бальных танцев ведущих хореографов, преподавателей бальных танцев, актив художественной самодеятельности и народные хореографические коллективы, систематически производить заказы и закупку новых танцев…».

Так же, этот документ содержал указание на создание советских бальных танцев и музыки к ним.
Замысел советских идеологов был прост, «улучшать досуг трудящихся и отвечать принципам социалистической эстетики и морали». И система заработала.
Таким образом, активная деятельность советских «изобретателей» новых танцев была подкреплена материальной основой.
За создание новых танцев хореографы и композиторы получали деньги. «Авторы пяти лучших новых советских бальных танцев награждаются дипломами и денежными премиями в размере:
первая премия ― хореографу и композитору по 600 руб.;
две вторые премии ― хореографу и композитору по 400 руб.;
три третьи премии ― хореографу и композитору по 250 руб.».
А новые танцы, кроме госпремии, означали семинары для преподавателей. Они делали семинары для всех педагогов бальных танцев в Доме народного творчества при Минкультуры Союза ССР, и все были обязаны их посещать. Приезжали на эти семинары все за свои собственные деньги, и стоило это недешево. Там давали пластинки, и были групповые занятия и т.д.
Вам это ничего не напоминает?? Разве, что то изменилось?

И сформировался принцип: танцоры всего лишь хотели танцевать то, что им нравилось, и приходилось выполнять условия управленцев, а управленцы хотели только зарабатывать.
Ну это мысли в слух

В 80 годы начинает формироваться элита Бальных танцев современной России на горизонте появляются: Чеботаревы, Лобовы, Тарсиновы, Кондрашовы, Колобовы, Леонид Плетнев, Александр Мельников и Ирина Соломатина, Виктор Никовский и Лариса Давыдова, Сергей Дуванов и Светлана Тверьеновичь, Маровы, Щеплецовы, Литвиненко, Почаевы, и многие многие другие…
Да уже многие, потому что бальные танцы стремительно молодеют…

Часть 6

В 1980- е годы продолжился процесс формирования той организационной структуры бальных танцев, которая существует в России и по сей день. В ее основе лежит клубная система. И сложился парадокс, поскольку когда создавались Клубы не было организационно-правовой формы для их создания, а когда она появилась, то уже сами клубы не хотят по закону оформляться… по этому большинство клубов в нашей стране по прежнему находится на уровне кружков и секций, что порождает массу проблем и не удобств и тормозит развитие танцевального спорта.
1980-е годы в стране создаются профессиональная и любительская организации, что позволило СССР выйти на международный уровень и влиться в существовавшую в то время международную структуру международных организаций. В свою очередь это дало возможность танцорам почувствовать себя участниками единого мирового танцевального процесса.
Советские пары стали регулярно принимать участие в международных турнирах в социалистических странах. С конца 1980-х годов — начала 1990-х годов лучшие пары страны начинают регулярно представлять СССР на официальных любительских и профессиональных турнирах (чемпионатах мира и Европы по St, La и 10 танцам). До этого времени выступления носили нерегулярный характер и касались только профессионалов, которые получали личные приглашения от организаторов турниров. Любители такого права до 1989 года не имели.
В конце 80х годов советских танцоров становятся доступны все международные турниры, но туда отправятся уже не Советские, а Российские танцоры. Прежде всего, крупнейшие из них: Блэкпульский танцевальный фестиваль (Англия), International, UK (оба Англия), Открытый чемпионат Германии (Манхайм), Открытый чемпионат Голландии (Слагхарен, а позднее Ассен), Открытый чемпионат США (Майами) и т. д.
В 1988 году учреждается Ассоциация профессиональных исполнителей и учителей бального танца (АПИУБТ) и Ассоциация бального танца (АБТ СССР).
В 1990-е годы эти организации были преобразованы, соответственно, в Русский танцевальный союз (РТС) ну здесь все стабильно и Ассоциацию и Федерацию после Федерацию танцевального спорта России (ФТСР) после в СТСР и вот теперь объединились с РнР = Всероссийская федерация танцевального спорта и акробатического рок-н- ролла.
Вот только, от смены руководства, названия, ничего не меняется: Все дело в том, что устав организации в принципе не меняется.
Декабрь 1988 года – еще одно судьбоносное событие: на Малой спортивной арене Лужников проводится I Московский международный конкурс профессионалов с участием ведущих танцевальных дуэтов мира.
На нем медленным вальсом завершают свою танцевальную карьеру организаторы этого турнира Станислав и Людмила Поповы.
В профессиональной среде в этот период регулярно проводятся наряду с национальными, международные турниры с участием звезд танцевального спорта (III Московский международный конкурс в 1992 году, IV Московский международный конкурс в 1994 году, начиная с 1995 года Кубки мира).
В любительском танцевании бурно развивается детское и юниорское, что составляет одно из отличий танцевального спорта России от других стран. Во всем мире бальные танцы окончательно переходят в спортивное русло. В нашей стране формируется соответствующая этому система турниров, охватывающая уровни, начиная с клубного и заканчивая всероссийским.
Наряду с ежегодными официальными чемпионатами по всем возрастным категориям (Дети I, II, Юниоры I,II, Молодежь, Взрослые) проводятся и другие крупные соревнования такие как Russian Open.
В международных танцевальных кругах (что находит отражение и на национальном уровне), появляется идея о включении танцевального спорта в Олимпийские Игры. IDSF признается МОК и становится членом GAISF (Генеральная ассоциация международных спортивных федераций) и IWGA (Международная ассоциация Мировых игр). Спортивные танцы включаются в программу World Games, но вопрос об их вхождении в олимпийское движение в силу объективных причин остается открытым. Все по тем же о чем сказано выше.

Write a comment:

You must be logged in to post a comment.

Танцы Киев Борщаговка

Консультации: (063) 244 2472

X